Наш мозг позволяет нам распознавать собственное лицо, отличая его от множества других лиц. Это происходит даже на так называемом сублиминальном — подсознательном — уровне. Недавно исследователи из Университета Осаки (Япония) получили новую информацию о том, как наши когнитивные системы позволяют нам визуально узнавать самих себя.

Известно, что человек по-разному реагирует на образ своего и чужого лиц. Даже на подсознательном уровне в случае, когда человек замечает своё лицо на фотографии или в отражении, в мозге активизируется большее количество участков, чем при распознавании других лиц. Однако до сих пор не до конца ясно, использует ли наш мозг для схватывания образа наших собственных лиц одни и те же нейронные связи в подсознательном и сознательном измерениях. Именно на этот вопрос и попытались ответить японские учёные.

Чтобы это сделать, они провели опыт, в рамках которого активность участников измерялась при помощи функциональной магнитно-резонансной томографии. Учёные рассматривали, как мозг участников реагирует на визуальную информацию об их собственных лицах, ещё до того, как визуальные образы достигнут порога сознательного восприятия.

Исследователи заметили , что интенсивность активности различных регионов мозга при распознавании своего и чужого лиц значительно отличается. Если для того, чтобы распознать чужое лицо мозг в большей степени активирует миндалевидное тело, отвечающее за обработку новой информации, то при узнавании лица, принадлежащего самому субъекту, наиболее активна вентральная область покрышки. Эта часть среднего мозга принимает активное участие в дофаминовом пути, важном для системы вознаграждения, благодаря которой мы чувствуем удовлетворение от той или иной активности.

Исходя из этого, учёные сделали вывод о том, что подсознательное узнавание собственного лица вызывает у нашего мозга специфический дофаминовый отклик, который не может возникнуть при распознавании других лиц.